Я лежала в ванне, мечтала непонятно о чем и дула на мыльную пену. Приятное времяпровождение прервал телефонный звонок. Звонил Алекс, мой жених. Не знаю, как меня угораздило во все это вляпаться, но завтра я выхожу замуж. Алекс – деловой партнер моего шефа, у которого я работаю, нет, работала переводчицей. Он Англичанин. Завтра моя жизнь перевернется с ног на голову. Точнее перевернулась она два месяца назад, а завтра я навсегда уезжаю в Англию.

Алекс прилетел вчера, так как я поставила условие сначала расписаться в Питере. Сейчас мы поедем за платьем. Видимо, Алекс чуял неладное. Давать деньги мне на платье он категорически отказался. Лишенный наших предрассудков, он собирался со мной за свадебным платьем.

Я вздохнула и вылезла из ванной. Через час я должна в лучшем виде стоять внизу. Платье, свадьба,  белый Мерседес, небольшой банкет в узком кругу и вуаля – моя вольная жизнь закончилась. Кое-как собрав себя в кучу, я оделась и в назначенное время была почти похожа на счастливую невесту. Мы приехали в самый дорогой свадебный салон Питера, где консультанты вместе с Алексом втиснули меня в какое-то безумно дорогое платье. Помню все это как в тумане. На душе скребли кошки и было вообще очень паршиво. Я прекрасно понимала, что совершаю самую большую глупость в своей жизни. Мы вышли из салона и я начала мямлить что-то про наши традиции, что, дескать, сейчас мы должны расстаться, так как я должна попрощаться с подругами. Да, конечно, он мне может звонить хоть каждый час. Естественно, я благоразумная девушка и завтра утром после салона красоты буду при полном параде с подружками ждать, когда он за мной приедет. Видимо Алекс устал, так как он два дня мотался по делам свой фирмы и согласился отпустить меня на все четыре стороны, точнее к подруге. Посадил в такси и дал еще сотню наставлений на прощание.

Ни к какой подруге я не собиралась. Настроение было препаршивейшее и я попросила остановить возле следующего моста. Вылезла и побрела, прижимая к себе пакет с дорогущим платьем. Да уж, не так золушки становятся принцессами. Мне хронически не везет, но мое замужество было круче всех прошлых переделок и художеств. Зачем я согласилась выйти за него замуж? Да сама не знаю. Надоела до чертиков вечная нехватка денег и обиделась на весь мир, так как узнала, что мой благоверный женат и счастлив в браке.

Я тихонько побрела по улице. Моросил вечерний питерский дождь, чем я была очень довольна. Я люблю дождь. В нем можно спрятать свои слезы. Зазвонил телефон. Звонил Алекс узнать как у меня дела. Я перегнулась через парапет набережной и, сама не знаю, уронила или просто выбросила телефон в Неву. Сразу на душе немного полегчало. Теперь меня никто не контролировал.

Я всегда попадаю в абсолютно нелепые ситуации. Вот и в этот раз я раскрыла рот и меня с ног до головы облила грязью из лужи проезжавшая мимо машина. Белый гипюровый костюм, привезенный Алексом из Англии, стал напоминать половую тряпку. Мимо проходил улыбчивый паренек, который попытался прикрыть меня собой, но не успел. У него был такой жалостливый вид, что я громко расхохоталась. Он смотрел на меня и чуть не плакал. Конечно, это повод познакомиться с хорошим человеком. Мы решили зайти в ближайшую кондитерскую согреться и выпить кофе.

Я была вся мокрая и грязная. Мы весело болтали, как будто знали друг друга всю жизнь и уплетали безумно вкусные фирменные пирожные, облизывая пальцы. Я рассказала, что завтра выхожу замуж и увидела в его глазах недоумение и беспокойство. Что я могла ему объяснить, если мои безумные поступки не поддавались вообще никакому логическому объяснению. Мы говорили ни о чем, но я чувствовала, что тону и просто растворяюсь в его глазах. Боже, я, кажется, влюбилась. Не знаю, какой черт меня дернул, но я пошла в туалет и переоделась в свадебное платье. Во-первых, мой костюм был грязным, а во-вторых, мне безумно хотелось сделать что-то всему миру  и Алексу назло. Я вышла в шикарном белом платье и весь зал замер как в плохом фильме с тупым сюжетом. Музыканты поперхнулись и замолкли. В общем, не знаю, роняли ли официантки подносы, но оставаться здесь было нельзя,  мне стало очень неловко. Я взяла Дениса за руку и вытянула его на улицу. Здесь меня никто не видел. Но, самое смешное – уже развели мосты. Не знаю, о чем мы думали, точнее мы не думали ни о чем. В общем, нам придется куковать где-то до утра.

Мы взялись за руки и побежали. Я никогда в жизни не чувствовала себя такой счастливой. Всю ночь мы шатались по городу, как дети целовались под фонарями и шептали другу что-то о любви. Под утро взобрались на какую-то заброшенную башню и весело орали сверху приветствие утреннему Питеру. Оказалось, что это историческая ценность и оттуда нас забрал дежурный отряд. Мое грязное и порванное свадебное платье смотрелось, мягко говоря, странно. В общем, я не смогла толком ничего объяснить и меня засунули в камеру до выяснения личности, а Дениса в соседнюю.

Деваться было некуда. Паспорт мог привезти только Алекс. Я не представляла, что буду ему говорить, да меня это уже и нисколько не волновало. Приехал он за мной примерно через час. При полном параде, так как уже было время ехать в ЗАГС. Увидев меня, он зажмурился и застыл с открытым ртом. Меня прорвало впервые за все время нашего знакомства. Я специально говорила по-русски, но он все понял. Я говорила, что не люблю его, не любила никогда и не хочу ехать в Англию. Все это он и так знал. Сказав, прости и прощай, я тихонько обошла его и вышла на улицу.

Меня никто не пытался догнать. Каблук на одном туфле сломался, когда мы пытались убежать от милиционеров, поэтому я сняла их и шла босиком. Грязное свадебное платье свисало лохмотьями. На меня смотрели все прохожие, но мне было все равно. Меня смешило рыжее солнышко, я шлепала по лужам и улыбалась всем подряд. Такой счастливой я не была еще никогда в жизни.