В тот день что-то не заладилось с самого утра. Накануне важного экзамена мне срочно нужна была книга, которую я нигде не мог достать. Так, это моя последняя надежда. Я остановился у дверей педучилища. Закрыл машину и вошел в здание. Где здесь чертова библиотека этого института благородных девиц. Мне сказали, что у них в читальном зале есть нужный мне том. Я сейчас готов был ехать за этой книгой на край света, но до цели оставалось совсем немного. Через пару минут я уже подходил к заветной двери.

Я тихонько открыл дверь и вошел внутрь. Да уж, это не МГИМО, но меня мало интересовало, где я нахожусь. Естественно, у меня не было ни студенческого ни читательского этой богодельни. Я трезво оценил обстановку. За одним столом возвышалось огромное чудовище женского пола. Второй стол занимала серая очкастая мыша весьма страшненькой наружности. Из двух зол выбирают меньшее, подумал я и решительно направился в сторону миниатюрной крокозяблы.

Мое начало разговора насчет сегодняшнего вечера и чашечки кофе было встречено презрительным молчанием и таким же взглядом. Это была первая женщина в моей жизни, которая не реагировала на мои ухаживания. Это раззадорило меня еще больше. Выслушав презрительную тираду насчет нашей библиотеки, и всех мажорах в моем лице, мне все-таки удалось добиться снисхождения. До закрытия библиотеки оставалось 2 часа, и этого было более чем достаточно.

Через 2 часа мы вместе выходили из библиотеки. Ну что же, отступать было не в моих правилах. Я усадил ее в машину, и мы поехали в какое-то кафе, подальше от того места, где я мог встретить знакомых. Показывать это чудо природы на людях было нельзя.

Здесь надо немного притормозить и сделать лирическое отступление. Я был сыном дипломата, учился в МГИМО. Меня ждала блестящая карьера и абсолютно безоблачное будущее. Родители уже присмотрели мне невесту, данный вопрос не обсуждался, впрочем, это не мешало мне гулять направо и налево. Я был баловнем судьбы и любимцем женщин. Все в этой в жизни сыпалось мне на голову, словно манна небесная, а я воспринимал это как должное. Но в тот вечер я, которому женский пол не отказывал ни во внимании, ни во всем остальном, потерпел полное фиаско. Юля была со мной презрительно холодна и, общаясь, словно нехотя оказывала одолжение. В общем, мое самолюбие было задето. Кофе и ничего больше, вялый разговор и насмешки с ее стороны меня просто разозлили. Вскоре я подвез ее к дверям обшарпанной общаги. На этом вечер закончился

На следующий день я благополучно сдал экзамен и после обеда появился в скромном альма матер с огромным букетом цветом. Она училась в педучилище и работала после занятий там же в библиотеке. Огромное чудовище оказалось ее лучшей подругой, а сама Юля самым милым созданием, которое я когда-то встречал. С этого дня моя жизнь круто повернулась на 180 градусов. Юля… Я не могу и не хочу награждать ее какими-то эпитетами. Это действительно была самая лучшая женщина на свете, о которой можно только мечтать. Я чувствовал себя на вершине блаженства только от того, что мог слышать ее голос и носить ее на руках. Я не знаю, что со мной произошло, но она изменила мои взгляды на жизнь, привычки и просто перевернула все с ног на голову.

Абсолютно обалдевший, как влюбленный мальчишка, я бегал к ней на свидания. Это были минуты блаженства и упоительного счастья. Я уже не прятал ее от друзей, которые были шокированы моим выбором. Но мне было на это наплевать. Вскоре так получилось, что мне пришлось познакомить ее с родителями. Точнее, мы все случайно встретились на дедушкиной даче. О моих родителях нужно сказать отдельно. Воспитывала меня няня, так как они постоянно были заграницей. В нашей семье все подчинялось строгим правилам приличия и этикета. Мы с ними были просто чужими, как-то не успели породниться по причине их длительного отсутствия, а теперь это уже просто не было никому надо. Я интересовал их лишь как объект, подающий надежды, ведь главное — это не ударить лицом в грязь. Встреча получилась мягко выражаясь неприятной, чего и следовало ожидать. Моя мать презрительно посмотрела на Юлю и холодно улыбнулась. Она не восприняла ее серьезно, хотя была весьма шокирована. Только благодаря этому она не устроила показательную сцену. В этот вечер она успела рассказать Юле, что у меня есть невеста и ей не на что надеяться. В общем, ретироваться вовремя я не успел.

Вечером дома был грандиозный скандал. Они заявили, что я волен сам делать выбор, но если я решил их опозорить, то с этого дня начинаю жить самостоятельной жизнью. Я хлопнул дверью и ушел из дома, не взяв с собой ничего. Ключи от машины у меня забрал отец. Одолжив у друзей денег, мы сняли маленькую квартиру на окраине, где и начались самые счастливые дни моей жизни. Точнее нашей с Юлей жизни. Если вы представляете себе рай, то это был именно он.

До дипломирования оставался месяц. Через неделю я устроился на работу к знакомому на фирму юристом. Теперь я днем работал, а по ночам учился. Но все это было не важно. Рядом со мной была Юля, которая своей улыбкой раскрашивала самый мрачный день и окрыляла меня. Ради нее я запросто мог покорить Эверест или слетать на Луну. Она никогда мне не льстила и всегда говорила то, что думает. А я ее боготворил. Я научился жарить обалденную яичницу с дешевой колбасой и варить своей любимой кофе по утрам. Я носил ее на руках, как маленькую девочку и целовал в макушку.

Вскоре мы поехали знакомиться к ее отцу, который жил в поселке возле Москвы. На этом настояла Юля. В отличии от меня, она безумно любила своего отца, который воспитал ее один. Я отчаянно трусил. Но все оказалось действительно так, как она говорила. Нас встретили очень радушно. Теперь я понимал, почему Юля такая, какая она есть. Это был замечательный человек, который так же безумно любил свою единственную дочь.

После окончания института я не поехал стажироваться заграницу, как предполагалось ранее, а остался работать в Москве. Я не звонил и не общался с родителями, хотя Юля постоянно укоряла меня в этом, просила и даже плакала. Она не могла понять наших отношений. Я мог ради нее свернуть горы, но только не помириться с родителями. Вскоре мы расписались. Это была тихая свадьба, на которой присутствовал только Юлин отец и наши ближайшие друзья, среди которых было и библиотечное безобразие, которое казалось мне теперь самым милым на свете. Родителей приглашать я категорически отказался. За все время мать позвонила мне один раз и начала выговаривать, что я сломал себе жизнь. Как я живу, она даже не спросила. Юля ее вообще не интересовала, впрочем как и я. Она просто вычеркнула нас из своей жизни, так как всегда поступала так, как ей было удобно. Знакомые рассказывали, что у них все хорошо, они регулярно ездят отдыхать заграницу. Отец получил новую должность и работает в правительстве. У меня ни разу не возникло желание им позвонить. Даже когда я остался без работы, и нам какое-то время просто было не на что жить. Я все равно был счастлив. Безумно счастлив. Просто нереально. Рядом с Юлей все невзгоды казались сущими пустяками, а казался себе сильным и могущественным, которому все по плечу. Она видела мир только в радужных красках и я научился смотреть на него Юлиными глазами.

Прошло пять лет. За это время я сделал неплохую карьеру, купил огромную квартиру в центре Москвы и заставил Юлю бросить работу. Теперь я мог дарить любимой меха и бриллианты, которые для нее не представляли никакой ценности. Да что бриллианты, я весь мир готов был бросить к ее ногам. Это была какая-то фантастика. Мы стали подумывать о детях. Юля однажды сказала, что если у нас родиться мальчик, мы назовем его Броз. Не знаю почему, но говорила она это на полном серьезе. Но, как часто бывает, до этого мы усиленно предохранялись, а когда смогли себе позволить завести ребенка, оказалось, что у нас ничего не получается. Секс превратился в какую-то неприятную работу. Мы высчитывали дни по календарику, а потом занимались этим строго утром или вечером, как это требовалось. Но все старания ни к чему не приводили. У меня было достаточно денег, чтобы оплатить самых лучших врачей и вскоре я настоял на этом. Юля сдала все анализы, и мы стали ждать результатов.

В тот вечер она встретила меня очень смущенная. Сказала, чтобы я не переживал и все будет хорошо, но врач сказал, чтобы пришел я. Видимо, с ней все нормально. Со мной, конечно, тоже и она в этом не сомневается, но так надо. Я целовал ее, говорил ласковые слова и уверял, что у нас будет не только Броз, но еще и две его сестрички.

На следующий день я поехал к врачу. Он смотрел на меня как-то очень странно. Я начал расспрашивать. Тогда он сказал слова, которые в очередной раз перевернули всю мою жизнь, а точнее поставили на ней крест. Я не знаю, почему я пишу эти строки. Ведь я умер в тот день. Это был шок. Меня пронзил и парализовал леденящий ужас, который живет во мне теперь всегда. Оказалось, что Юля больна. Больна саркомой на последней стадии. Ее не возьмет ни одна клиника мира. И единственное, что я могу сделать, это поддержать ее сейчас морально.

Я не помню, как вышел из кабинета и куда пошел. Я даже забыл, что приехал туда на машине. Домой я идти не мог. Меня просто не несли ноги. Я бездумно брел по городу и в ушах стояли слова врача, что месяц она вряд ли проживет. Я готов был отправить ее в любую страну, в любую клинику, но врач уже связывался с Германией и Израилем и они сказали, что шансов никаких. Я ломал себе руки от боли и отчаяния, как я мог не заметить ничего раньше. Но эта болезнь убивает буквально за несколько месяцев. Я знал это.

Дальше моя жизнь превратилась в сплошной кошмар. По совету врача я сказал, что мне надо немного подлечиться и все дело действительно во мне. С ней все в порядке и анализы у нее хорошие. А она начала таять на глазах. Я всегда кружил ее по комнате и носил на руках. С каждым днем я чувствовал, что она теряет вес, видел синяки под глазами. Вскоре у нее начались головные боли. Я ходил ка зомби, практически перестал спать по ночам, так как боялся заснуть и потерять ее. Я взял отпуск и хотел уехать куда-нибудь вместе отдыхать, но врач сказал, что это очень рискованно и смена климата может спровоцировать резкий толчок развития болезни. А Юля просто чахла. Она уже понимала, что что-то не так, но я молчал как партизан, хотя скрывать было бесполезно, все было ясно. Ночью начался приступ, и ее забрали в больницу.

Утром приехал Юлин отец. Я все рассказал ему. Оказалось, что от саркомы умерла ее мать. «Ты держись, сынок», — сказал он мне. Мне было легче, что я дома не один, хотя больше времени мы с ним проводили в больнице.

В тот день он поехал в больницу с утра, а мне надо было заехать на работу. Я, как всегда, купил огромный букет цветов и поехал к Юле. Вчера ей стало легче. Она узнавала нас, улыбалась и пыталась что-то сказать. Я не хотел уезжать домой, но врач заставил меня поехать отдохнуть, так как я не спал уже больше суток и просто засыпал в кресле. Теперь я торопился. Если она уже проснулась, то ждет меня. Я вбежал в холл и остановился. Недалеко от входа стоял мой отец. Кто-то из друзей позвонил ему и сказал, что Юля в больнице. Он подошел и начал что-то высказывать насчет того, что можно было позвонить и все рассказать. Спрашивал, сколько нужно денег и предлагал связаться со знакомыми в лучших клиниках.

Я молча обошел его и поднялся на третий этаж. Там я увидел Юлиного отца. Он стоял возле окна и плакал. Я все понял. Он взял меня за руку и сказал: «Иди, сынок, она еще в палате. Я тоже не успел».

Сегодня 3 года со дня ее смерти. В один из последних дней ее пребывания дома она стиснула мою руку и сказала, что я должен пообещать ей, что буду счастлив, обязательно буду, потому что она так хочет. И я действительно счастлив. Потому, что я обещал ей, потому, что судьба подарила мне самую лучшую женщину на свете. Потому, что я ее безумно люблю и буду любить всегда.

Это грустная история, повествующая о нашей беспомощности перед болезнью. А часто это происходит из-за того, что мы просто наплевательски относимся к своему здоровью. А ведь можно при первых признаках болезни оформить больничный лист и заняться собой. Даже если вы не чувствуете себя смертельно больным. В наше время нервные стрессы и неприятности зачастую становятся причиной более серьезных болезней. Так может просто дать себе передышку, приятно провести время и отдохнуть? Потом и работать буду легче и жизнь покажется лучше. Научитесь любить себя.