Этот рассказ мне прислала читательница моего блога Колесник Оксана Викторовна. Мне он понравился и я, конечно, публикую его сегодня.

Я родилась 3 февраля 1967 г. в Октябрьском районе г. Киева (Украина). Мне было 4 года, когда с Отрадного, я, отец, мать и два мои старшие брата переехали в новую трёхкомнатную квартиру в Быковне, по сути на окраине Киева. Любимые игры во дворе в войну, в лесу, среди черепов и человеческих костей, которые остались от «войны». Все фильмы по телепрограмме тут же обсуждались.

Разговор зашёл и об молодом актёре с кукольными чертами лица:
— Да он сын генерала, — сказала мне девочка со двора, — ты, что думаешь, там из простых семей берут в кино?
Я оценила свои возможности. Актёрская карьера мне не светила..

Отец ушёл из семьи в 5 лет, разменяв квартиру и забыв об алиментах, обручил меня с моим троюродным братом Толиком, который так и не появился в моей жизни никогда. Только в 2007 г. я узнаю, сдав внутривенный анализ в районной поликлинике, что у меня отрицательный резус-фактор, редкая группа крови, которой нет ни у одного из моих родственников. Все мои «родственники» с двумя старшими братьями-алкоголиками, где «Толя» был старшим, были мне не родными.

В 1975 г., когда мне было 8 лет я получила диплом «бордо» (красный диплом) по специальности «учительница зарядки», который был выдан в пионерском лагере «Отважный», Киевской обл., Святошинский район, посёлок Лесная Буча. Диплом был без номера и выдан в единственном экземпляре. Через год его выбросила моя «мать».

В 1984 г. я закончила 129 среднюю школу «отличницей» имея уже хороший опыт встреч и свиданий. Закончила я школу «невинной» и не имела сексуального опыта. В школе я встречалась в Ющенко Вовой, 1964 г.р., который так же учился в этой школе и был лидером и довольно популярным. Он был типажа Владимира Высоцкого,но намного красивее. У него был невероятно красивый женский почерк. Я привыкла быть в центре внимания и под «влиятельной защитой». Пить и курить с Вовой «Юха» я научилась одновременно. Вове при всех стать на колени и попросить прощение не составляло ни стыда ни унижения:
— Я люблю Оксану, — звучало систематически и везде.

Я не знала, что такое измена и что Вове может понравится другая девушка. В нашей школе училась Лена Никишенко, блондинка, медалистка и дочь начальника Днепровского исполкома.

— Оксана, Лена Никишенко залезла к Юхе в постель и они начали трахатся. Он лишил её девственности, — рассказала мне моя подруга со школы, старше меня на год, Крышень Лена, когда у неё старшеклассники отмечали Новый год. Меня там не было, я была несовершеннолетней.

— Это неправда, — ответил мне Вова и ни разу не дал мне повода, систематически повторяя при Лене Никишенко: «Я люблю Оксану!».

Мне было 15 лет и разговоры о ЗАГСе просто уже начинали надоедать. Я была несовершеннолетней и мне в голову не приходило другого пути, как «подрасти».

Расстались мы очень просто. Я со своими подругами, кроме Вовы начала встречается ещё с одним парнем Кондратюком Сашей с Печерска (Цитадельная) и Крышень Лена с Андрюк Леной в одно и тоже время назначили свидание возле памятника «Славы», куда приехал и Саша Кондратюк и Вова Ющенко. Ситуация не из приятных.

Холодок прошёл в отношениях и так и остался. Ющенко ушёл в армию и моя жизнь началась с новыми правилами:»не подпуская слишком близко! Свидания контролирую сама и в разные часы!»
Итак, я закончила школу и осенью 1984 г. меня подруга Олейник Шура, которая жила ниже этажом,была старше меня, пригласила на свою свадьбу. Она была беременна, а её супруг был водителем. Свадьба проходила в здании старого клуба, я опаздывала и зашла в зал, когда все сидели за столом:

— А вот и принцесса! — произнёс вокалист со сцены, приветствуя мой заход. Мне часто отбрасывали подобные комплименты и я спокойно отреагировала.

Вокалист быстро нашёл меня за столом через время и мы познакомились. Это был Шульженко Сегрей, старше меня на 9 лет, работал монтёром по трубам, учился на 2 курсе института, жил в комнате в общежитии на Стальского. Он мне рассказал о своей легковой машине, которую я так никогда не увидела. Его отец был военным. В его комнате, через пару встреч я и лишилась девственности. Мне не понравилось. И вообще мне это не нужно было. Все мои подруги уже имели сексуальный опыт. Мне было о чём уже говорить. Сергей был красивый, черноволосый молодой мужчина. Его группа называлась: «Наташа + Сергей». Он работал, зарабатывал и был пустой и голимый. Я как-то приехала к нему в гости, одев малиновый реглан подруги Честнейшей Оксаны. Уехала я от него без женского реглана. Сергею было нечего одеть. Однажды я заехала к нему и лежала на кровати в свитере. Вдруг Сергей вышел из-за холодильника с фотоаппаратом и начал меня фотографировать:

— Попозируй, — попросил Сергей.

Я пришла в ужас от предложения.

— Да здесь плёнки нет, — начал успокаивать меня Сергей.

Я ему не поверила и естественно не позировала. Через время он показал цветные слайды. Плёнка была и на всех фотографиях я в свитере, кроме одной. Наверное она была первая. Я в свитере, а между ног, что-то чернеется.. Для меня было понятно, что трусов-то у меня нет. Эти слайды мне не давали покоя и я попросила соседку Андрюк Лены тоже по имени Лена поехать со мной к Шульженко. Я была настроена агрессивно. Мы зашли:

— Я люблю тебя, — что-то лепил Сергей.

Я выхватила коробку со слайдами и начала рвать. Через несколько секунд мы уже по сути дрались. Я выбрасывала разорванные слайды через окно. Он выхватил один. «Джекпот»? Это слайды, копий нет.

Мы уехали:
— Если б меня так любили! -произнесла Лена.

«Какая нелепость» — думала я.

Незадолго до моего знакомства с Шульженко к моему старшему брату Толику начал приходить друг, блондин Дымочка Толик. Это был сын военного из воинской рядом части. Он служил в Афганистане, был красивым и положительным парнем.

Вечеринка началась…. Ко мне приехала одноклассница Самофал Рая и мы прогуляли всю ночь, а на утро,когда приехала «мать» объявили о женитьбу. Толик с Раей, а я с Дымочкой. Я очень быстро протрезвела и я думала, что меня поймут… но Дымочка уже о свадьбе объявил родителям. Толик Дымочка приходил, а я только под спиртным вспоминала, что он мой жених.. Так бы и затянулось, если б не «помощник» Шульженко. Меня уличили в измене и с Дымочкой я решила остатся друзьями. Тут приехали две мои подруги Андрюк и Крышень. С каким удовольствием я их познакомила с Дымочкой Толиком. И ни единого слова о «помолвке» с Толиком. Он сблизился с Крышень Леной и пригласил нас троих к себе на свадьбу на Курчатова:
— Я сниму кольцо хоть сейчас! — снял обручальное кольцо Толик прямо на свадьбе перед Крышень Леной, не сводя с меня глаз.

Я «не понимала». Это ситуация началась громко обсуждаться Андрюк Леной:

-Ты представляешь, как Дымочка к ней относится! — говорила она.
Крышень было приятно, но она так же не сводила с меня глаз.

«Не подпускай близко!»-повторяла я себе. Опыт был очень плачевный. Ющнко Вова, приезжал ко мне и ложился прямо у двери. Мне было 15, а сплетен на весь публичный дом!
Итак, моя»жизнь» началась.. В 1985 я поступила в Ленинградский техникум и через время, не закончив его приехала обратно.

Мне позвонил Шульженко Сергей:
— Я в больнице с язвой, болезнь «холостяка». А ты так и не приехала, — сказал он мне.

Я за секунду стала холодной и ели сдерживая отвращение произнесла:
— Я надеюсь ты мне больше не позвонишь, — сказала и положила трубку.

Я была свободна и душой и телом… «Жизнь хороша!» — думала я, приехав, как-то после очередной гулянки домой. Мне пришло письмо от одноклассника Мисевры Олега, с которым я начала встречаться, когда Юха ушёл в армию. Олег был самым красивым мальчиком в классе, где в нашем «А» было 16 девочек и 8 мальчиков, а в классе «Б» наоборот. Черноволосый,хорошо сложён, он лучше всех моих знакомых целовался:

— Ты моя первая любовь,- говорил он мне, а я немного подпив обсуждала нашу с ним свадьбу. Я была его «девушкой», но мне при этом нужно было наливать. Я не была пьяницей, но веселилась от души.

Итак, пришло письмо с высшей школы милиции из Харькова. Почерк был не Олега Мисевры. Писал некий лечащий врач «Маслов Игорь», мол Олега отправили в Кабул на боевые действия и его смертельно ранили, возле его мёртвого тела лежало его недописанное письмо для меня.. мол, с моим именем на устах он и умер..

«Опять!» — подумала я. Мы с Олегом были хорошие друзья, где я «играла» в любовь с красивым мальчиком, а он это понимал лучше чем кто-то другой и не скрывал, что может нравится другим. Но пока он этого не показывал, всегда мне звонил и писал. Пока не пригласил на перрон поезда его проводить, где стояли его одногруппники.. Здесь я и познакомлюсь с Любченко Димой, красивым, русоволосым парнем. Два высших образования: милиция и юрист, спортсмен. Он одним ударом мог вырубить Олега. Дима их Харькова мне позвонил:

— Ты не приедешь ко мне, — сказал он мне.

Я призадумалась. «Замужество!» — с ужасом думала я. Я вела свободный образ жизни, редко вступая в сексуальные отношения, ходила на репетиции в Народный театр «Арсенал» и спутника жизни представляла в области кинематографии. Я приветствовала новых друзей, новые развлечения, но только… «без рук». Познания мужского члена я начала ещё с Ющенко Вовиком, который свои сексуальные потребности решал просто. Я начала встречаться и с Олегом и с Димой. Я невольно спрашивала себя: знают ли они об этом? Для Димы я Олега представляла, как своего друга и одноклассника, а для Олега Дима был его другом, с которым мы иногда общаемся. Они не спрашивали настырно, я скромна не афишировала. Я никогда не задавала вопросов,как они проводят время без меня. Дима познакомил меня со своими родителями и я поняла, что пора тихонько уходить из его жизни. Лучше с ними быть хорошими друзьями. В это время меня и познакомил Дима с «лечащим врачом» Масловым Игорем. Игорь был сыном весомого милиционера и жил в центре Киева. Это был его день рождения, куда мы приехали с Димой:

— Оксана останься, — попросил меня Маслов, когда гости все разошлись, а Дима вышел.

Я сидела за столом и наблюдала. Красивая девочка Игоря липла у его ног. Он был холодный. Она просила прощения ни за что. Я не планировала замужество и курение перед родителями Маслова это было нормально. Девчушка курила и понятие убрать или помочь не приходило ей в голову. Ну, такие они… Это только я — засранка. Приехал Дима и отвёз меня в Быковню. Высокий, красивый, его «потенция» доходила до пуповины. Через время мне позвонил Маслов.

«Не подпускай!» — твердила я себе. Я не планировала свою жизнь с милиционером.

Отношения с Димой становились холоднее и холоднее, но я всегда имела его телефон и куда могла позвонить. Звонила очень редко..

Письмо я хранила в фотоальбоме, когда в 1999 г. его не сожгла вместе со всеми своими фотографиями…
«Лечащий врач!» — повторяла я себе в 2000 г.

И кто ж меня подставил?!

У меня к 2000 г. было столько знакомых, что я даже не вспомню их имена.

Мне был 21 год, где-то, когда я начала работать в архиве киностудии «Укртелефильм», когда ко мне пришла моя одноклассница и подруга Вовки Жанна. Я тогда не знала, что у неё четыре соска.У неё был круглый шрам на подбородке «сомнительного» происхождения. Мы пошли в павильон, где обычно идут съёмки:

— Гладышев! — заорала Жанна.

Передо мной стоял, высокий, красивый и молодой парень, лет 22, «сын генерала».

Немного спустя я с ним ближе познакомлюсь в Доме кино, где мы проведём недолгую беседу. Молодой мужчина, с оспой на лице. «Мужчина, который не делится властью..»

Меня на «Укртелефильме» тут же отправили в Дарницкий военкомат работать на время призыва. Я была приглашена в гости к капитану или что-то в этом роде. Вообще все мужчины военкомата ко мне как-то по «родственному» отнеслись:

— Оксана, зайди ко мне, — вызвал меня начальник военкомата.

Я зашла и он тут же на ключ закрыл дверь. А что мне нужно было понимать? Я пол часа слушала,как он с друзьями ходит на охоту.

Итак, я поехала в гости к молодому капитану, вместе с другими женщинами из военкомата:

— Оксана, выбери коньяк, — попросил он меня.

Я призадумалась.. Я не разбиралась в спиртном вообще. «Грушки -яблочки» и что подешевле была «этика» у меня с моими подружками-пьяницами. Я пью много жидкости. Мой напиток — это слабая бражка и много — винный напиток 5-7 %. Коньяк на мою норму 2 литра? Я выбрала более красивую наклейку. Женщины заорали: «позор», а он единственный из мужчин мой выбор одобрил.. Это была двухкомнатная квартира. Женских вещей не было, но было фотография его жены, которая с сыном поехали к своей маме.

На следующий день он мне позвонил

— Если ты не приедешь сейчас ко мне домой, тебя уволят по статье.

Именно в это время, как-то странно, но наш телефон находился на прослушивании:

— Оксана, — заорала моя «мать», которая работала в Днепровском исполкоме — разберитесь со своей дочерью, у неё проблемы!

Я уже в военкомате прямо в коридоре устраивала драку. Этот капитан просто не давал мне прохода и я в один прекрасный день не вышла на работу.

— Таня, поехали со мной в военкомат, — попросила я Титенко Таню, свою одноклассницу и подругу по 23 школе.

Мы зашли к начальнику-охотнику:

— Оксана, он сын генерала. Ему ничего не будет, а нам проблемы.Тебя по статье никто не уволит.

Итак, я вернулась в «Укртелефильм» и через время уволилась…

Так, что там?

«Я — женат!»

???!!

— Ну, так по КОНЯМ!