— У меня СПИД. Я сегодня не пойду на шейпинг, — умирающим голосом сказала Машка и телефон выпал из ее ослабевших рук.

Сказать, что я была в шоке, это значит, ничего не сказать. Трясущимися руками я начала набирать ее номер, но она не брала трубку. Ну вот и приплыли. Все, это конец. Я бросила на диван спортивную сумку и начала лихорадочно соображать. Естественно, нужно спасать больную. Я еще не знала, что буду предпринимать, но, забыв о мерах предосторожности (одна очень продвинутая особа в офисе только вчера рассказывала, что СПИД передается воздушно-капельным путем), как была, в одном кроссовке, бросилась к двери. Опомнившись за дверью, так как пол на мое счастье был холодный, вернулась и обула второй.

По дороге я начала анализировать ситуацию. Парочка Машкиных любовников на роль распространителей жуткой инфекции никак не подходили. Меня осенило. В прошлом году мы с ней ездили в Испанию поднимать самооценку. Все прошло просто отлично. Да, это судьба. Теперь уже ничего не попишешь. В лучшем случае ей пропишут какое-то лекарство, чтобы протянуть до конца жизни. У меня на глаза навернулись слезы. Бедная Машка! Я вспомнила, что на прошлой неделе у нее появилась какая-то загадочная сыпь, которая через пару дней прошла сама собой, а потом опять появилась. Я ей тогда еще сказала, что она обожралась апельсинов. Видимо, все было гораздо хуже.

Я не знала, что нести умирающей подруге, но зачем-то прикупила по дороге апельсинов. Нужно же ее хоть чем-то поддержать. Больную я обнаружила в постели. Она была печальна и очень бледна. Я тихонько положила на стол апельсины и постаралась стать сесть так, чтобы не маячить у нее перед глазами своей румяной физиономией. Машка скорбно молчала. Осторожно я начала спрашивать у нее, когда и как она узнала о страшном диагнозе.

— Да что там рассказывать, — видно было, что Машке тяжело даже поднимать глаза, — ну вот ты же видела эту сыпь. А еще озноб. Это у меня волчанка. Эх,да какая теперь вообще разница, ну полезла я в Википедию…

На эти словах я заерзала на стуле.

— Так э-э-э, а у врача ты была?

Машка лишь обессилено отмахнулась и глянула на меня с сожалением.

— Да что ты говоришь. Зачем я пойду к нашим тетям-мотям в поликлинику.

Машка принципиально презирала всю нашу систему здравоохранения. Она считала, что все врачи идиоты, которые не желают напрягать медицинские извилины. А так как Машка – девушка грамотная, сама работает в интернете и занимается таким важным делом, как продвижение сайтов, то и лечить себя она решила самостоятельно. Потихоньку картинка начинала вырисовысоваться. Конечно, она, Машка, сама все знает. Когда в очередной раз сыпь начала зудеть и чесаться, а по телеку как раз показывали «Интернов», Машка полезла в Википедию, ведь «Хочешь выжить – помоги себе сам, ха-ха». В общем, эта полоумная за пару дней перелопатила сотню околомедицинских сайтов и диагностировала у себя с полсотни заболеваний, вплоть до родильной горячки. Умная Маша забивала все свои симптомы в поисковик, а затем искала названия болезней и лечение. Она же, Машка не дура. Нахрен ей сдались эти безмозглые эскулапы в белых халатом, которые и вордом-то пользоваться не умеют. К несчастью сто первый сайт был о диагностике СПИДА и Машка поняла, что все ее симптомы – это признаки чумы ХХ века.

После этого монолога я с трудом подняла с груди свою вывихнутую челюсть, скрутила невменяемую в дулю и доставила в районную поликлинику. Там она сходу взорвала мозг толстой врачихе и абсолютно обалдевшей медсестре, сказав, что это у нее, видимо, аутоиммунное. Добила она их своими остальными околомедицинскими познаниями. Видимо, Машка – далеко не первая сумасшедшая в их практике, так как они быстро пришли в себя. Умирающей больной прописали витамины, травяной чай и посоветовали сменить гель для душа. Мне сказали проконтролировать полное отлучение Машки от сериала «Интерны» и интернета. Хотя бы на несколько дней, пока у нее мозги ни станут на место. Чудесно исцеленная вылетела на улицу, радуясь вновь обретенной надежде на долгую и счастливую жизнь. А я обеспокоенно спрашивала, не читала ли она в википедии что-то о хирургическом вмешательстве. Машка посмотрела на меня, и в ее глазах мелькнул нездоровый интерес.

К чему я все это. Не смотрите подобные сериалы, если у вас возникает желание отождествить себя с гением, щелкающим диагнозы как орехи. И не соблазняйтесь заняться охотой за собственным диагнозом. Интернет для людей с больным воображением – это зло. И вовремя спасенная от СПИДА Маша — лучшее тому подтверждение.