Тихо барабанит дождь по крыше, мирно бурчит радио. Я еду к тебе, я очень соскучился. Прости, но я не был у тебя уже неделю, а может вечность. Да это же одно и то же. Я дня не могу без тебя прожить. Знаешь, я недавно вспоминал то лето, когда мы с тобой познакомились. Я никогда не забуду те безумно счастливые дни и пьяняще-сладкие ночи. Помнишь, как я купался в фонтане посреди города и кричал, что я тебя люблю? Нет, ты, наверное, не помнишь, ведь это было так давно. Наверное, лет 5 назад, а может 30. Время больше не существует для меня.

В тот вечер я задержался на работе – были какие-то важные дела и я нервничал, что пообещал тебе вечером прогуляться по набережной, а теперь сижу по уши в бумагах и не могу разгрести и половины. Все не клеилось. Секретарша куда-то засунула отчет, я тихонько проклинал все на свете и пытался настроиться на рабочий лад. Если мне это все-таки удастся, то через минут 40 я буду уже дома.

Я не мог сосредоточиться и сообразить, куда делись чертовы бланки договоров, которые еще вчера были на месте. Врач сказал, что тебе нужно больше бывать на воздухе и нельзя нервничать. Я решительно выключил компьютер. Сейчас заеду в магазин куплю тебе сок и фрукты. Завтра устрою взбучку сотрудникам, и быстро все найдется.

Я уже выходил из офиса, когда раздался звонок. Я взял трубку и услышал незнакомый женский голос. Голос был каким-то бархатным и очень приятным. Женщина назвала мое имя и спросила я ли это. Странный вопрос, если звонят на мой телефон. «Приезжайте срочно» она назвала адрес и сказала, что все объяснит на месте. У меня как-то неприятно екнуло сердце. Скорее, даже, похолодело. Эта улица находилась между нашим домом и моим офисом. Номер дома был мне незнаком. Ну, тут езды-то минут десять. Единственное, чем я был недоволен, так это тем, что мне опять приходится задерживаться. И вообще непонятно куда и зачем мне ехать, а главное, она не назвала номер квартиры. Может это частный дом?

Я быстро сел в машину и поехал. Еще издали я увидел машины милиции, скорой помощи и толпу людей. Я ничего не понимал, а точнее не хотел понимать. Я подъехал ближе и с трудом протиснулся сквозь толпу.

Первое, что я увидел – это был большой джип, который въехал в дом. Точнее 2/3 джипа или то, что от него осталось. Передок был смят и сложился гармошкой. Потом я увидел тебя. Ты стояла (если это можно так назвать) между домом и искореженной машиной. Он просто вдавил тебя в дом. Я рванулся, чтобы помочь тебе, но меня схватили и не отпускали. Первая мысль была – боженька! Сделай, пожалуйста, так, чтобы с нашим малышом ничего не случилось. Мне что-то говорила женщина-врач и несколько милиционеров. Я не улавливал смысла ни одного слова, а главное, не понимал, почему они тебя не вытащили и не везут в больницу. До меня стали долетать обрывки фраз… Мы ничем не можем помочь… У вашей жены раздроблена нижняя часть позвоночника… Если мы сейчас сдвинем ее с места, она умрет в ту же секунду… Она не чувствует боли, у нее шок… Поговорите с ней…Осталось совсем недолго… Она хотела вас видеть… Только умоляю. Не прикасайтесь…

Нет, я их не слышал и ничего не понимал. Вот ты совсем рядом – живая. Смотришь на меня какими-то пустыми глазами и что-то говоришь. Я подошел ближе. Я не смотрел вниз – там не было тебя. Лужа крови на земле. Нет. Не знаю. Ты улыбалась и говорила очень тихо. «Здравствуй. Я соскучилась. Я так тебя ждала и решила выйти тебе на встречу. Ты не переживай. Мне не больно. Все будет хорошо, слышишь. Все обязательно будет хорошо». Я стоял и не дышал. Я хотел кинуться к тебе и на руках унести отсюда куда угодно. Мне хотелось бежать и кричать, а я стоял и молчал. Ведь я всегда был рядом и берег тебя от малейших неприятностей. Я одевал тебе теплые носки, чтобы ты не простудилась сидя у телевизора. Делал чай с лимоном, если у тебя болело горло. И закрывал форточки вечером на даче. Я очень боялся, что с тобой может что-то случиться. А последнее время даже на работу уходил с опаской, сделав фреш и прикрепив на холодильник магнитом записку с наставлениями и объяснением в любви.

Рядом стояли два здоровенных детины и не давали мне сдвинуться с места. Я что-то кричал тебе, шептал и уговаривал. Нет. Я этого не помню. Ты замолчала и закрыла глаза. Прядка волос прилипла ко лбу – она была в крови. Только сейчас я заметил, что ты вся в крови – ей пропиталось платье и волосы, так как голова у тебя тоже была разбита. Я повернулся и пошел прочь.

Я подъехал к  до боли знакомым воротам кладбища и посигналил сторожу. Здравствуй, мое солнышко. Я так соскучился по тебе…