Юлька бежала по перрону, а старомодный квадратный чемодан больно бил ее по ногам. С этим чемоданом 5 лет назад она приехала из деревни в Киев поступать в институт. Чемодан достался в наследство от бабушки и мама снарядила Юльку им в дорогу – другого ничего просто не было. Сейчас этот чемодан был практически пустой, там лежало только нижнее белье, одни джинсы и футболка. Она не знала куда бежит. Чемодан мешал, она бросила его и вздохнула с облегчением.

Она никогда не выезжала из своей деревни и киевский вокзал произвел на нее шокирующее впечатление. Ее огромный серые глазищи открылись и, кажется, даже челюсть отвисла, настолько здесь все было необычным. По нарисованной дядей на клочке грязной бумажки карте она с трудом добралась до общежития. Так началась ее жизнь в столице. В институт она поступила без проблем. Вскоре устроилась подрабатывать посудомойкой в кафе неподалеку – мама не могла высылать ей деньги, а жить на что-то надо было.

Все случилось в ту злополучную ночь. Юлька вышла из кафе за полночь и пешком побрела в общагу. По дороге к ней пристал какой-то пьяный бугай, представившийся Димоном. Убегать было бессмысленно и она поеживаясь от холода и страха молча шла рядом. На следующем перекрестке торговал цветами ночной ларек. Димон сказал, чтобы она стояла на месте и через минуту вручил ей огромную корзину белых роз. Юлька просто выпала в осадок. Ей никто никогда не дарил цветов. Не успевшая еще снять своих розовых очков Юлька непонятно почему села с ним в подъехавшее такси и через пол часа оказалась на огромной даче.

Насиловал он ее тупо и молча. Немного отрезвел, когда понял, что она девственница, но потом опрокинул еще полстакана вина и уснул. В доме были решетки на окнах, дверь он закрыл на все замки и Юлька до утра просидела на кресле, обдумывая план самоубийства – она не дождалась принца и жизнь кончена.

Утром, немного протрезвев, Димон повел себя странно. Неизвестно, что там заклинило в его воспаленном мозгу бывшего боксера, но он предложил Юльке в немного приказном тоне переехать к нему, сказав, что вскоре они поженятся. Видать надоели ему пьяные проститутки, коими он, впрочем, не брезговал и потом, особо не стесняясь Юльку, но через месяц они действительно поженились и Юлька тут же забеременела.

Димон оказался вовсе не такой уж скотиной, как можно было ожидать. Он неплохо относился к Юльке пока она была беременная. После рождения первой дочки он начал периодически бить Юльку. Сначала по пьяни и раз в месяц, потом чаще. Протрезвев, он дарил ей шубы и драгоценности – замаливал грехи. Он ее, наверное, даже любил, по крайней мере уверял что любит. Но занятия боксом не прошли даром. По малейшему поводу Димон зверел и переставал себя контролировать. Юлька знала, что на его совести есть убийство, которое замяли за приличную взятку.

Димон хотел второго ребенка, Юлькиного желания особо никто не спрашивал и вскоре она забеременела второй раз. Несколько раз он очень сильно ее избил во время беременности и поломал нос. Операцию сделали тихо, даже не оформляя Юльку в больницу – чтобы не заводить уголовное дело. Вечером Димон уже забрал жену домой. После рождения второй дочки ничего не изменилось. Юлька не знала недостатка в деньгах, но жила как в клетке. Димон все чаще жестоко и беспощадно бил ее и трезвый. Девочки росли послушными и внешне были удивительно похожи на отца, только глаза были такие же как у Юльки – огромные и бездонные. Юлька чувствовала, что сходит с ума. Ей опостылела эта жизнь, вечные побои и загулы муженька. Она начала ненавидеть не только Димона, но и дочек. Юлька смотрела на них и понимала, что в ее сердце нет ни капли любви ни к одному живому существу в этом доме.

Летом Димон не мог поехать отдыхать и отправил Юльку с детьми на море одних. Здесь Юлька начала постепенно приходить в себя. Она познакомилась на пляже с симпатичным мужчиной лет 40 и тот начал за ней ухаживать. И Юлька сошла с ума. Уложив по вечерам детей спать, она тихонько выскальзывала из номера и бежала к Олегу. Она влюбилась первый раз в жизни и просто потеряла голову. Олег шептал ей ласковые слова, целовал волосы и носил на руках. В общем, Юлька изменила мужу и думала об этом с тихим ужасом.

Время пролетело очень быстро. Юлька не могла собраться с мыслями и заставить себя понимать, что все кончилось и ей нужно возвращаться домой. Они прощались очень горячо. Олег был не женат и жил в Питере. Он горячо объяснялся Юльке в любви и говорил, что не может без нее жить. В последнюю ночь сказал, что все обдумал и предлагает ей бросить мужа и переехать к нему жить вместе с детьми. Юлька была абсолютно раздавлена, так как понимала, что этого не будет никогда.

Она вернулась домой, и все вернулось на круги своя. Димон, словно почувствовав что-то неладное, просто озверел. Он избил Юльку через 2 дня после приезда ногами так, что на следующий день она не могла сходить в туалет, так все болело, ее рвало – очередное сотрясение. Это была последняя капля. Она поняла, что больше так жить не может. И Юлька решила бежать от опостылевшего Димона. Она хотела убежать от этой жизни и порвать со всем, что связывало ее с прошлым. Ей не нужен был не только Димон, но и безумно любящие ее девочки, для которых она была просто всем. Решение было принято и дело оставалось за малым. Она решила не звонить Олегу, а сделать сюрприз. На следующий день Юлька купила билет на поезд. Она решила бежать ночью, так как утром Димон ее не выпустит или просто убьет. Впрочем, это было равносильно. Он обычно выбирался на работу к двенадцати, а поезд отходил в 10.30.

Юлька не спала, ведь ей нельзя было проспать. Да и не смогла бы она уснуть. Сердце сладко замирало от предстоящей встрече с любимым. Эта мысль даже вытеснила животный страх пред Димоном в ее душе. Она четко поняла для себя, что ей не нужны дети, которых она ненавидит и ей все равно, что с ними будет дальше. Часа в четыре она тихонько встала и начала собираться. Она складывала свою одежду в сумку, когда услышала за спиной шорох. Юлька боялась даже пошевелиться. Да, сзади стоял Димон. Он повернулся и молча вышел из комнаты. Юлька стояла ошарашенная. Она ожидала чего угодно, только не этого. Через пару минут он вернулся и спросил, как он будет жить без нее и без детей. Она хрипло выдавила из себя, что она уезжает сама, а детей заберет позже, может быть. Димон опять вышел и вернулся с большим несуразным чемоданом, который хранил как раритет в кладовке. Он забрал у нее сумку, всунул в руки чемодан и сказал, чтобы она уходила. На втором этаже заплакала во сне младшая, но Юльке уже было все равно. Димон стоял смотрел на нее и плакал. А Юлька понимала, что уходит из этого дома навсегда и здесь ничего не держит ее. Она молча взяла чемодан, бросила туда немного белья, джинсы и одну футболку. Димон что-то говорил насчет того, чтобы она попрощалась с девочками. Может думал, что Юлька передумает. Но она не собиралась ни с кем прощаться. Юлька подняла глаза на раздавленного Димона последний раз, взяла чемодан и тихонько вышла на ночную улицу. Она набрала домашний телефон Олега и через несколько минут ей ответил сонный женский голос.

После того, как она бросила чемодан, бежать стало намного легче. Она бежала прочь от всего мира. От ненавистного Димона и детей, от любимого Олега и самой себя. Пробежав вокзал, она наконец поняла, куда бежит. Впереди загудел приближавшийся поезд. Он, видимо, был проходящий и ехал быстро. Юлька подождала, пока до него останется несколько десятков метров и с облегчением шагнула на рельсы. Поезд жалобно загудел и не успел остановиться.