Все женщины неизлечимо ревнивы и я не исключение. Это фатум, который преследует нас по жизни. За что же нас боженька так наказывает-то, господи. До сих пор вспоминаю, краснея до кончиков волос даже в интимных местах тот позорный для меня эпизод жизни. А что, телефон какой-то Инессы и подробная схема как добраться до ее дома – это ли не повод для безобразной сцены с выразительным изгибанием одной брови? Но нет, я умею держать себя в руках. Вскоре выяснилось, что Инессе за 50, она какой-то жутко ценный искусствовед, кандидат наук и.. да не важно.

Этого было достаточно, чтобы в моих воспаленных от ревности мозгах напрочь стерлась грань между беспокойством за свой марьяжный статус и паранойей. Мой внутренний голос подло нашептывал мне нюхать Димкин воротничок рубашки и читать в телефоне смс-ки Но мне этого показалось мало и две недели я, как полная идиотка, надев шляпу и темные очки, гуляла по вечерам возле спортивного бара, где мой полуалкоголик-полуимпотент Димка по вечерам расслабляется в интимном общении с футболом по телеку и пивом, так как больше ему уже практически ничего нужно. До сих пор стыдно вспоминать.

Ну, я это еще полбеды. Моя подружка и божье наказание по совместительству Маринка – вот это особо ценный кадр. Маринка – большая начальница, интеллигентная и образованная женщина, но просто классическая дура. Неделю назад она прибежала ко мне в шоковом состоянии и рассказала, что обнаружила дома носки! Лежали они там, где им было и положено – под супружеским ложем и не было на них кружева и они даже небыли розовыми. Это были носки ее Варази, но Маринку шокировало то, что они очень грязные, с прилипшими крошками, кусочком непонятно откуда взявшегося скотча! И, о, ужас! Волосами!

У меня тут же начался приступ истерического смеха и я ехидно спросила, мол, волосы опять белые и короткие? Эта история двухлетней давности до сих пор жива в памяти всего нашего ближайшего окружения. Я не могу простить Маринке своих бесцельно потраченных нервов, когда она на протяжении недели каждый день трахала мне мозги.

Тогда, туповатая временами Маринка, нашла на заднем сиденье их машины толстые белые волосы. Неделю она терзала меня, себя и их старое пианино (эта ненормальная так снимает стресс). Затем последовал аристократический, как я его называю, скандал с карвалолом и заламыванием рук. Тут же выяснилось, что мерзким виновником произошедшего был нагло облезающий кролик с шубы мамашки Вараза. Но тогда уже никому было не до смеха.

А сейчас мне смешно, меня откровенно развлекает перекошенная Маринкина физиономия. Подруга в ужасе кричит, что волосы были черные, рыжие, белые и синтетические. Я начинаю тихонько повизгивать от восторга, заливаясь смехом и собираюсь немедленно позвонить патологически верному Маринке Варазику, чтобы поздравить его с такой чудесной оргией – три разноволосых дамы и одна надувная кукла, шутка ли. Не каждый день такое случается. Но понимаю, что Марина Николаевна в состоянии полного безумия способна даже на убийство. Нет, мне ничего не грозит. Но я обязана думать о ближних.

Тогда я начинаю горячо убеждать Маринку, что для этого дела совсем не обязательно снимать туфли. А ее ангелоподобный Вараз, который скорее умрет с голоду, чем сядет есть за стол, на котором остались крошки, просто не мог проявлять в таком грязном месте чудеса сексуального героизма. Но Маринку крайне трудно переубедить. Она чувствует уж не знаю чем (мозгов-то у нее в голове не особо), что что-то здесь не так, но втемяшила себе в башку, что у каждого грузина есть любовница. Вернее Маринке это втемяшила ее истеричная мамочка 15 лет назад перед свадьбой.

И Маринка теперь бдит всю жизнь. После волос с интимных мест кролика последовала история, когда судочки Вазика, в которых он носит обед на работу, в один ужасный день оказались чисто вымытыми. Ну бог с ними, с судочками. Оказалось, что перепутал он их с судочками коллеги по работе. Но какую бурную деятельность развила тогда Маринка! Любое детективное агентство позавидует и решит, что пора сворачивать лавочку, посчитав себя убогими дилетантами. Ты же знаешь, что он грузинский мужчина! Эту присказку знают все, кроме самого Вараза, который в выходной сажает цветы на даче, дома ухаживает за кошкой, а по вечерам играет с соседом в шахматы. Ему неведомо, что своим образцово-показательным образом жизни он позорит «национальный стереотип».

Эх, если не считать того позора, как мы с Маринкой лезли в окно первого этажа офиса Вараза, где нас и застукал охранник, который чуть не вызвал милицию, все закончилось хорошо. Оказалось, что волынил вовсе не Варазик, а новая уборщица. Причем опять же не с мужчинами, а с труднодоступными местами кабинета Вараза. Она не знала, что он всегда снимает туфли под столом.

Вроде и закончилось все хорошо, но Маринкину беспокойную душу периодически гложет тревога. Она твердо уверена, что у каждого мужчины есть… О, боже, о чем это я опять!