Приближается этот замечательный добровольно-принудительный праздник, который наводит на меня жуткую тоску. Ну не люблю я его и тому есть масса причин. Ненавижу одаривать всех почтенных родственниц любимыми ими безразмерными плюшевыми панталонами, дурацкими ночнухами в дикий цветочек и вазочками, а на большее у меня фантазии не хватает.

Но фих с ними, с подарками. Еще более меня угнетает подготовка к празднику. Ген рукоделия мутировал где-то в моих родственницах и достался мне в виде рукоблудия. И самый большой мой кулинарный шедевр – это таз оливье на Новый год. На большее я не способна. Я уже давно перестала пугать друзей угощениями в виде кексов, больше похожих на кирпич,как по внешнему виду, так и по вкусу, а также пирожков в бронежилете, которые раскусить просто нереально. Но вот к этому женскому дню, будь он неладен, почему-то меня всегда посещают безумные идеи, я представляю себя хозяйкой и начинаю замешивать какую-то кислую дрянь, которая в книжке называется опарой для дрожжевых пирогов. В прошлом году она начала нагло и очень быстро размножаться и к приходу мужа с работы находилась во всех тазах. Потом из моей адской мастерской вышли замечательные пирожки, а понос у коллег и членов семьи меня вообще не смутил. Но муж слезно просил больше ничего не печь и вот я думаю, чем бы мне заняться?

А еще я не люблю 8 марта за то, что накануне и в сам праздник мне все пытаются всучить цветы, которые я терпеть не могу. В детстве у меня была на них жуткая аллергия и любовно высаженные бабушкой клумбы приводили меня в ужас. Вместо того, чтобы выкосить к чертовой матери этот дендрарий и залить четыре дачные сотки бетоном, они таскали меня по врачам и бабкам, которые вокруг меня чуть ли не с шаманскими бубнами плясами.

С тех пор я тихо ненавижу все несъедобное, что растет с грядки. Убогая мимоза вызывает у меня отвращение и напоминает безобразие под названием «Подарок любимой маме», который мы клеили из ваты и красили желтой гуашью в детском саду. Не более привлекают меня и печальные розы в укропе. Из всей этой икебаны мне нравится только упаковка, которую приходится снимать, так как почему-то ставить цветы в вазу в целлофане некамильфо. А подстригать розы в ванной? Это же просто извращение. Я воспринимаю сей священный сосуд исключительно как средство для утреннего пробуждения,и созерцать в нем с утра охапку ненужных мне роз считаю кощунством. Еще больше меня пугают цветы в горшках. Именно так поступил в прошлом году мой сообразительный муж, зная, что букеты я презираю. Тот цветок в горшке поверг меня в уныние,и я подумала, что старею. Теперь эта гадость живет у меня на подоконнике, а мой любимый кот уже два раза вываливал его на ковер.

В общем, я не попадаю ни под какую женскую статистику, но собираюсь в этом году не пугать всех чудо-пирогами. В моей голове уже зреет хитроумный план пошить родственникам мягкие игрушки, не зря же я потратила два чудесных школьных годах на посещение кружка. Тогда, правда, всех пугали мои творения, а добродушные тетушки, которых я одаривала, заботливо спрашивали, не снятся ли мне по ночам кошмары, подозревая, что именно оттуда я и черпаю образы для своих поделок. Но теперь-то я смогу сварганить что-то эдакое. А может ну их, те игрушки. Куплю-ка я лучше домашний трикотаж и расскажу всем, что теперь я Марья-искусница. Знаю, что напуганные моими прошлогодними пирогами подруги не посмеют усомниться в том, что эта прелесть не моих кривых ручек творение. А вообще, не люблю я этот праздник.